Советы / большие люди / Дмитрий Быков предложил саратовцам придумать рифму к фамилии Путин
10 февраля 2013, 20:00    11567

Дмитрий Быков предложил саратовцам придумать рифму к фамилии Путин

и прочел политические стихи


 и прочел политические стихи


Свое выступление в «Черчилле» Дмитрий Быков начал весьма неожиданно – с представления книги своего друга, саратовского журналиста Алексея Колобродова:

- Мы убедились впервые, надо сказать с большим удивлением, что в литературе имя Путина очень серьезный бренд, потому что книга продалась как пироги практически всем своим первым тиражом на юбилейном вечере, когда я читал стихи, посвященные главному герою, а Алексей Колобродов представлял книгу, посвященную ему же. К сожалению, нам отказали, видимо из-за главного героя (потому что человек опасный, что там говорить, и значимый) продавать ее в Петербургском Доме книги, и мы вынуждены были первые четыре пачки просто распродать на входе туда. Люди стремглав подбегали, бросали деньги и конспиративно под полой уносили книги. Никогда на моей памяти, даже может быть в семидесятые, литература не вызывала такого энтузиазма, поэтому мы горячо благодарим, если он нас сейчас слышит (а я почему-то уверен, что слышит), главного героя книги, способного раскрутить и не такую хорошую литературу. Я сегодня немножко почитаю, в том числе и о нем. Как вы понимаете, действительно, рифмы трудны. На что с Ельциным было трудно, а с Медведевым совсем нелегко (потому что кроме как «проредив» и «забредив» никаких вариантов нет). Но если кто-то придумает хотя бы 3-4 рифмы, мы готовы.


После этого в зале нависла пауза – каждый пытался придумать достойную рифму к фамилии президента. В результате, опрос принес такие результаты: «Путин – путь твой труден», «мутен», «бутер», «штуцер», «штучен», «будь им!». На последнюю рифму Быков отреагировал очень живо: «Замечательно! И по смыслу тоже. Каждому можно этого пожелать!».

Затем поэт перешел к чтению своих стихов со словами:
- Вообще-то я планировал сегодня читать одну голимую лирику, потому что в этом гораздо больше радости, но придется прочесть несколько политических стихотворений, чтобы показать, как я мучился с этой рифмой.

О том, кто ворует у Путина
- Для начала я вспомню стихотворение, которое называется «Грабительское». Отчасти, политические стихи в России не теряют актуальности. Это из тех писем счастья, которые уже трехлетней давности, когда еще существовавшая организация «Наши» на Селигере всех призвала худеть, потому что, как сказал Василий Якименко, толстые люди грабят Путина.



 

В лагере на чистом Селигере,
где ряды опричные стройны,
Вася Я. открыл в своей манере
новый путь к спасению страны.
Озирая строй своих засранцев,
он заметил, что в одном ряду
юноша Никита Итальянцев
слишком налегает на еду.

Рыком заглушая скрип уключин,
что прославлен блоковской строкой,
он воскликнул: «Ты довольно тучен!».
«Да, - сказал Никита, - я такой.
Я люблю продукцию коптилен,
мясо всякой птицы и зверья…»
«Если так, то ты неэффективен!» -
с пафосом воскликнул Вася Я.
 
В этот миг, томим расправы жаждой,
он взорлил, как петел на насест:
- Ты ограбил Путина, как каждый,
кто в России слишком много ест!

Думать о последствиях неловко.
В тонкости я мало посвящен.
Говорят, что Васина тусовка
сбросила за сутки пару тонн;
вместо супа жрет фосфалюгели,
как их учит главный визажист…
Мне не важно, что на Селигере.
Я трясусь за собственную жисть.
Человек-то я по сути мирный,
скромный рыцарь прозы и стиха.
В том, что я такой довольно жирный,
нету перед Родиной греха.

Я люблю, конечно, запах теста,
мясо коровенки и свиньи,
но клянусь, что жру не в знак протеста:
просто жру, и просто на свои!
Но теперь я вижу: мы не шутим.
В корень зрит нашистский легион:
это я сожрал, а мог бы Путин.
Это выпил я, а мог бы он.
Сколько ни горю я на работе,
на жаре, в торфяничном дыму,
половина сочной этой плоти,
в общем, причитается ему.

Вот она, расплата за котлетки,
жалкий толстомясого удел…
Будут на меня лепить наклейки:
Эта сволочь Путина объел!
Будут клеить их на наши торсы,
прикреплять к раздавшимся плечам…
Скоро доживем, что всякий толстый
сможет выйти только по ночам,
пробираясь жалобно по стенке,
глядя настороженно во тьму,
чтобы люди Васи Якеменки
попу не обклеили ему!

Вообще же «Наши» стали прытки.
Вася видно хочет за штурвал.
Значит, все, что у меня в избытке,
лично я у Путина урвал?
Этот страх теперь ежеминутен.
Только суну в рот колбасный кус –
пробивает мысль: «А как же …?!»
Сразу колбаса теряет вкус.
Покупаю пару «Абсолютин»,
скромное справляя торжество, -
обжигает мысль: «А как же …?!
Я же отрываю от него!»
Лезу к бабе – надо ж
с кем-нибудь им делать то,
что вслух зовется «связь», -
но приходит мысль: «А как же…?!»
И восставший никнет, устыдясь.
Братцы, представители элитки,
отпрыски сурковския семьи!

Я бы отдал все свои избытки,
все запасы тайные свои,
я бы сбросил вес, ругаясь матом, -
если б Путин, вдохновясь письмом,
сделал то, что Черчилль в сорок пятом
или Буш в две тысячи восьмом.
Но, увы, сомнение стреножит,
внятный, недвусмысленный ответ:
сбрось хоть центнер я - а он не может.
То есть может все, а это - нет.



Про гей-парады

- Сейчас во всей России актуальна гейпроблематика. Запрещают агитацию, как будто кто-то агитирует за это. И вот в свое время, когда в Москве собирались провести гей-парад, теперь запрещенный, один церковный приход решил провести парад нормальных семей.

Вот я представил, как это будет выглядеть:


От геев аморальных
спасая нашу честь,
парад семей нормальных
задумали провесть.
Сидите, геи, дома,
не сейте здесь чуму!
Нам филиал Содома
в столице ни к чему.

Ни передом, ни задом
я к вам не повернусь.
Пускай пройдет парадом
семейственная Русь!

Из спального района
потянется, жуя
и глядя умиленно,
нормальная семья.
Пройдет довольный папа,
отрада здешних мест,
чьего густого храпа
страшится весь подъезд.

А следом мать семейства
несет кастрюлю щей
(смеяться неуместно
над силою вещей),
и дочь, надежда клана,
упругое бедро,
поклонница Билана
и группы «Серебро»,
и сын, фанат футбола,
дополнит их набор
(его страшится школа,
но уважает двор),
и братец, краснолицый
от счастья и питья…

Идет, идет столицей
нормальная семья!
Пройдут при дедках, бабках,
при тетках и дядьях,
пройдут в халатах, тапках,
иные в бигудях…
Пройдут, себя не пряча.
Наш образ жизни крут.
На выходные — дача,
по будням — честный труд.
Урок окрестным странам
и тунеядцам бой.
И телек с Петросяном
пускай несут с собой.

Вот офисная пара,
урвав свободный час,
шагает вдоль бульвара,
улыбками лучась.

Пусть смотрит вся столица
на этот светлый путь:
умеют потрудиться,
умеют отдохнуть.
Два клерка позитивных
в кашмировых пальто —
подтянутых, спортивных,
лояльных, как никто…

Они идут, балдея,
и меж собою трут.
По выходным — «Икея»,
по будням — тоже труд.
А вот идет чиновник,
потратив выходной, —
причина и виновник
стабильности родной.
А с ним идут к победе
(ведь он не одинок!)
изысканная леди
и оксфордский сынок.

Идет, идет элита,
пришла ее пора.
За ней шагает свита,
шоферы, повара,
и гувернер для детства,
и даже мент в плаще…
По выходным чудесно,
по будням — вообще!
Заслуги их реальны.
Им незнакома ложь.
И все они лояльны —
и натуральны сплошь.

В их парус ветер дует,
им посвящаю стих.
Я, что ли, не люблю их?
Да я же сам из них!
Мне хочется пробраться
в их общий ареал.
Меня возьмите, братцы!
Я тоже натурал!
На вашу я платформу
влезаю сорок лет.
Ужели в вашу норму
никак мне ходу нет?!
Но вдоль московских стогнов
проходит их парад,
опять меня отторгнув.
А как я был бы рад!


Про понаехавших в Москву

- Это стихотворение стабильно имеет успех вне Москвы. Все мы знаем, как любят Москву… вне ее. И вот стихотворение, которое называется «Понаезд». Дело в том, что в результате раскопок на месте древней Москвы, обнаружили, что уже с десятого века это был город понаехавших. Там нашли монголоидную расу и даже негроидную, чего до сих пор не могут объяснить.


Спор историков длится и длится.
Оказалось, что тысячу лет
собирает приезжих столица -
коренных, как доказано, нет.
По итогам последних раскопок
в населении древней Москвы
было много скуластых, раскосых
и негроидных даже, увы.

Против истины, брат, не попятишь.
На Москву, не стесняясь ничуть,
наезжали и кривич, и вятич,
и мордва, и хазары, и чудь;
торговали, торгуясь до хрипа,
и женились, и сплавились так,
что единого нет генотипа,
а обычный московский бардак.
То есть в этом, как сказано, звуке
сразу было всего до черта.
И построил ее Долгорукий -
понаехавший тут лимита.

Был он сам из глубинки российской,
где промаялся несколько лет,
и приехал в Москву за пропиской:
приезжает — а города нет.
Лишь поместье боярина Кучки:
скромный дом, небольшая кровать…
Долгорукий, дошедший до ручки,
был обязан Москву основать.
И дружина без лишнего слова
стала строить ее, захватив.

Дело в том, что он был из Ростова —
хоть Великого, но никакого
в плане денег, карьер, перспектив…
И построил Москву Долгорукий,
И уселся на ней, как влитой,
и его неразумные внуки
стали прочих честить лимитой.

Чуть позднее, сверкая глазами,
потянулся Москве Калита:
из орды, из Твери, из Рязани
набежала к нему лимита,
хоть не вышедшая генотипом,
но активная, как актимель, —
и недаром прирос к нему титул
собирателя русских земель.

Гастролера, купца, иностранца
не отпугивал местный мороз.
Кто пришел торговать — и остался,
кто пришел воевать — и прирос…
Так возвысился пыльный и дымный
(как еще в нем деревья растут?)
всевместительный, странноприимный,
дивный град понаехавших тут.

Что ж вы едете, дурни, в Москву-то,
генотипы везете свои?
Ведь у нас то пожары, то смута,
то погромы, то ДПНИ!
К ней, фактически в общем не близкой,
Миновавши Смоленск и Торжок
Сам Батыйц приходил за пропиской.
Не сумел получить – и поджог.
Чем вам нравится небо стальное
и дороги под коркою льда?
Просто, видимо, все остальное
не годится ваще никуда.

Про детектор лжи

- Вот в Москве прогремело такое нововведение: на работу решили принимать по детектору лжи. Видимо, чтобы заранее отбраковать как-то алкоголика, тунеядца, террориста. Вот я представил себе, как это будет выглядеть:

Прогресс расширяет свои рубежи.
Растут ипотеки, дома, гаражи,
а самое главное — что на работу
начнут принимать по детектору лжи!
Детектор изящен и сдержанно крут.
Ведь каждому ясно: в отечестве врут
и врут ежедневно, а лживые люди
едва ли способны на доблестный труд.
И вот я иду, зеленее травы,
в какой-то из офисов в центре Москвы.

Меня подключают к электромашине
и в лоб вопрошают: «А пьете ли вы?»
И сразу же проигрыш, в первом бою.
Конечно, я мог бы ответить: «Не пью»,
но самый доверчивый русский детектор
ни в жисть не поверил бы в честность мою.
Потом, проверяя процент чистоты,
меня вопрошают: «Воруешь ли ты?»
И если я честно скажу: «Не ворую»,
то это опять-таки будут кранты.

Будь честным мое радикальное «нет»,
я вряд ли бы дожил до этаких лет,
и всякий детектор и всякий директор
сочли бы обманом подобный ответ.
Тогда бы допросчик, филер, фараон
спросил бы: «А вы не английский шпион?»
И что я сказал бы? Сказал бы: не знаю.
Сегодня с утра я как будто не он.
Но знаете, с этою нашей трубой
весь мир раздираем такою борьбой…
Ведь если страна назначает шпионом,
шпионом становится, в общем, любой…
Увидев, что даже на этот вопрос
герой не способен ответить всерьез,
детектор бы, думаю я, задымился,
а работодатель бы к полу прирос.

Тогда бы, уже выбиваясь из сил,
несчастный начальник меня бы спросил:
«Скажите, а вы здесь хотите работать?»
И мой бы ответ их опять подкосил.
Что сделаешь, мне не четырнадцать лет.
Хочу я работать? Естественно, нет.
Мне нравится, в общем, лежать на диване,
стихи сочинять, попивая кларет,
бродить по Москве, наслаждаясь весной,
с подругой, окончившей курс выпускной,
а после обедать рассольником,
скажем, его заедая котлетой мясной.

Но так как за все это надо платить,
а я не магнат и не киллер, етить,
то мне и приходится где-то работать,
хоть я бы давно предпочел прекратить.
Должно быть, какой-то в стране перекос,
далече от цели нас ветер занес —
коль нет у людей однозначных ответов
на самый простой идиотский вопрос.

Люблю ли я Родину? Жажду ль труда?
Блюду ли законы? Естественно, да.
Но стоит увидеть все это в реале,
как все мои «да» улетят в никуда.
Короче, Московская дума,
скажи свое «Не позволим!» детектору лжи.
А то никого не возьмут на работу.
Смирись с этой данностью и не жужжи.




Видеолента


СОВЕТ дня еще совет

Валерий Радаев

Чтобы попасть в цель, нужно метить выше. Поэтому, когда я говорю о седьмом «айфоне» или настраиваю наших аграриев на конкуренцию с Краснодарским краем в уборке зерна, как раз это и имею ввиду!

64RUS
64RUS
Последние события

заводила

E-mail
Пароль
?



Ошибка в тексте?
Выдели ее мышкой и нажми